Чайка по имени Джонатан Ливингстон
Я прошу одного - дай мне шанс, чтобы выйти из клетки. Я малого стою, я знаю, но крылья зовут... (с)
Знаешь, Ильфорте, вот ты недавно говорил, что грустишь, что люди вокруг тебя меняются.
А я вот видела человека, который не поменялся. Удручающее зрелище, да...
Бардак есть у всех, но не у всех бомжовская блокхата.
Запах есть у всех домов, но не вонь.
У каждого из нас есть свои личные "до души" вещи - коллекции, инструменты, цветы (кому что). И мы можем наплевать на все, но эта вещь всегда у нас в порядке, в любви - мы ее бережем, как можем, стираем пыль, пользуем осторожно. И согласись, фраза типа: "Это мне бывшая гитару сломала" звучит как-то... по-детски, что ли. Да если кто-нибудь посмеет тронуть мою коллекцию кошек, я же загрызу нахрен! Никто не смеет трогать их без моего участия, а тем более, ломать! И окружающие, видя наше отношение к этим интимным для нас вещам, немножечко видят нас. Если тебе (музыканту, например) не дорого самое дорогое (инструмент), то что тогда дорого для тебя? Что я могу от тебя ожидать?
Изменения не есть плохо. Иногда, конечно, не есть хорошо. Можно всю жизнь оставаться поклонником Сектора Газа и начать носить платье-футляр (форма имеет значение в пятнадцать или семнадцать лет). В этом есть своя прелесть - эпатаж. Никто не ожидает услышать от такой девушки: "Вы классно играли на прошлом сейшене!" и так забавно видеть ошалелых музыкантов :)
За всю свою жизнь человек меняет несколько тел (!). Да, мы же не выглядим младенцем в двадцать, или девчонкой в восемьдесят. Сколько бы тел ты не поменял, даже если причина - смерть, ты всегда чувствуешь себя собой.
Другое дело - когда человек сломался (или его сломали). Иногда даже намеренное усилие со стороны другого человека не может тебя сломать. А иной даже не думает об этом, но что-нибудь скажет или сделает - бац! и ты уже ошалело мотаешь головой, осознавая, что остоишь на коленях, едва в силах подняться. И прошло время, вроде очухался, нормально так все идет, картинки меняются. Но приходят наши лучшие друзья - гормоны, и ты видишь, что ты до сих пор там же - на коленях, рядом ошметки и щепки биты, которой тебя трахнули. И куски сердца, замерзшие, как в азоте. И ты - мертвец. И что-то не спасает это: "А кто сказал, что мертвецы не видят сны - это сказки..." И что делать? Засыпать куски обратно и стыдливо прикрыть дыру кофточкой?
Или отнести самому дорогому существу и, как Шевчук, который дарил Эльмире снег на палочке, сказать: "Это тебе"...

@музыка: Сектор газа

@настроение: Лирическое-меланхолическое.

@темы: Единочество, Мысли вслух